Saimi
Гори, но не сжигай. Гори, чтобы светить(с)
Название: ЯД
Автор: Hella
Перевод: Eugenie
Персонажи: Сещемару, Инуяша
Рейтинг: PG
Жанр: Drama/Romance
Предупреждение: в будущем (где-то после 12 главы) возможен легкий яой, автор намекал на это.
Дисклеймер: все права принадлежат Румико Такахаси.
Разрешение на перевод: получено.
Оригинал: www.fanfiction.net/s/2374924/1/P_O_I_S_O_N

Продолжение.

Пораженный, он вздернул голову и увидел два лица, глядящих на него сверху. Одно принадлежало его брату. Другое же...

- Ты проболталась! - закричал он на Рин, чувствуя себя необъяснимо преданным. Эта мелкая...

Он перевел глаза на своего стоического брата. Выражение его лица прочитать было невозможно.

- Что?! Человек что, не имеет права искать здесь уединения? - щеки его казались ему огненными, но он стойко игнорировал захлестывающее его ужасное смущение. Это было даже хуже, чем в тот раз, когда он вломился к Каэде, когда она одевалась. Инуяша был достаточно глубоко в колодце, чтобы в темноте Сещемару виднелся лишь как бледное пятно черт лица и серебряных волос. На его бедре Тессайга начала дрожать всерьез.

- Если ты тоскуешь по одиночеству, я могу помочь, запечатав этот колодец для тебя.

Инуяша фыркнул. Вот оно, великодушие его брата. Умереть он бы ему помог.

- Нет, спасибо. А сейчас уйди уже.

Он многозначительно продолжил попытки вытащить ногу, игнорируя Сещемару и его ренегатку-сообщницу. Ками видит, он решил просто игнорировать его, пока он не уйдет.
И тут камень ударил его в голову.

- Что за черт! - проклятье, это было больно. Он запрокинул лицо, чтобы взглянуть на верх колодца. - Ты НЕ просто случайно это в меня уронил. Твоя задница - моя, Сещемару.

Он боролся с застрявшей ногой, пытаясь встать вертикально и неуклюже вытаскивая Тессайгу. Бесполезно, в тесном колодце не было достаточно места, чтобы вправду использовать Рану Ветра. Таким образом, чтоб успокоиться, он выкрикнул пару слов, от которых Рин захихикала, а Сещемару... ну, кто его знает. Глава его холодно вспыхнули.

- Следи за языком, Инуяша.

- Твою мать.

- Думаю, нет, - буркнул лорд демонов, и чувствительные уши Инуяши уловили холодный звук металла, покидающего ножны. - Мне кажется, пришло время сказать... доброй ночи.

Токиджин лучился алым светом, готовый обрушить на него взрыв, который отправит Инуяшу прямиком в ад. Имея счастье однажды его уже увидеть, полудемон не был уверен, что ему хоть сколько-нибудь хотелось там оказаться, еще нет. Итак, он начал действовать.

- Я думаю, Соу'унга лежит на моей ноге! - крикнул он, взмахнув руками.

Удара не было. Была недоверчивая тишина.

На сей раз его щеки действительно пылали, и он был благодарен за темноту.

- Я имею в виду, Тессайга тут с ума сходила, а тебя поблизости не было... - хотя теперь было очевидно, что он все-таки пасся по соседству все это время. - Я имею в виду, я почувствовал что-то странное, и спустился сюда, чтобы проверить. И я не чокнутый!

- Тогда ты просто забывчив. Если ты вспоминаешь, я уничтожил Соу'унгу некоторое время назад.

Инуяша задохнулся.

- Это я ее уничтожил, задница! Если тут кто-то забывчивый, то это ты.

Рин подняла голову.

- Инуяша-сан и Сещемару-сама оба побили плохой меч! Это потому, что вы сражались вместе, помните?

- Кех! Да как бы там ни было, - фыркнул он, хотя прекрасно знал, так же, как и Сещемару, что она права. Но он не хотел ни о чем из этого думать. Если он хотел забыть об этом, ладно. Инуяшу вовсе это не заботит. Он никогда не признавал его как хоть какого-то бойца, и странно было бы, если начнет сейчас. Уязвленный, он напряг мускулы бедра и вытащил-таки ногу из стены, стискивая зубы, чтобы приглушить стон, запирая его внутри себя. Нога освободилась с раскалывающим кость взрывом боли, с несколькими каменными осколками... и чем-то еще.

Золотые глаза Инуяши широко раскрылись, и где-то высоко над ним кто-то отчетливо втянул в себя воздух.

Она сказала, что ее предки нашли его в колодце, известном своими магическими силами.

Колодец-Костоглот.

Соу'унга был здесь.

- Вот дерьмо, - прошептал Инуяша. Он тогда не очень хорошо понял всю эту временнУю чепуху, но запомнил, что двести лет назад его отец умер, а меч был брошен в колодец. Через пятьсот лет в будущем, он прилетел к нему на детской площадке, и ханьо забрал его с собой в прошлое.

Значит ли это... что мечей было два? Они избавились от одного из времени Кагоме, но здесь он еще не был найден. Все еще лежал в колодце, ожидая своего часа.

Голова болела. Глядя на пыльные ножны Меча Ада, он не понимал, что делать. Что, если... что, если он проснется? Изменится ли тогда будущее или прошлое?

- Чеееерт, - простонал он, гадая, что нужно предпринять. Инуяша уставился на мертвый шар, вделанный в рукоятку лезвия, вспоминая, как тот пылал мощью, и как какое-то время он провел в плену у щупалец, контролировавших его разум. Почти заставивших его причинить всем боль. Меч был злом, а хуже всего было то, что он не сумел одержать над ним верх. Ну, так или иначе, в этом он не был одинок. Проклятье, его изматывало даже просто думать об этом.

Сверху раздался шелест, и Инуяша, вовремя оглянувшись, увидел, как белая сфера спускается в колодец, на мгновение осветив запечатанный меч, прежде чем снова воплотиться в высокую фигуру лорда демонов. Волосы его развевались вокруг него. Быстрым взором он осмотрел меч, но более долгий и пристальный взгляд достался Инуяше. Он не выглядел радостным, что немного удивило полудемона. На миг он почти решил, что брат попытается взять меч. Он все еще был на это способен.

- Что? - прямо спросил он, прижавшись к стене - по двум причинам. Нога его адски болела, это раз, и два, Сещемару не был маленьким демоном, а места было мало. Из-за статического электричества трансформации его пустой рукав тянулся к Инуяше, прилипая к хаори.

Сещемару не обратил на это внимания.

- Ты скажешь мне, почему проклятый меч находится в этом несчастном колодце, Инуяша, - сказал он мягко, но глаза его были жесткими, и из них выглядывала опасность. - Ты скажешь мне это сейчас же.

Он все стоял в нерешительности, стараясь отодвинуться от брата по возможности подальше.

- Ай-яй, ты чувствуешь, что что-то пропустил? - засмеялся он. Определенно, этот момент обладания информацией стоил мучений. Это было еще слаще, чем тогда, когда Сещемару приходил к нему и спрашивал, где Нараку. Даже несмотря на то, что Инуяша сам только что понял, почему меч был здесь. Зато его чертов братец этого не знал.

- Не понимаю, почему это должно как-то тебя касаться, по-любому...

Гнев вспыхнул в глазах его старшего брата. Его когти засветились зеленым, запаха, исходящего от них, хватило, чтоб у Инуяши заслезились глаза.

Над ними прозвучал тонкий писк неожиданности, за которым последовал крик: Рин скользила вниз по запутанным лозам, увивающим стенки колодца, почти приземлившись на голову Инуяши. Так бы и произошло, если б Сещемару не ухватил ее за шиворот кимоно, удерживая на уровне глаз с выражением, похожим на легкое раздражение. Рин выглядела ликующей.
- Вы меня поймали, Сещемару-сама!

Он вздохнул, заставив Инуяшу удивленно мигнуть, и опустил девочку. В колодце и так было невыносимо тесно, а теперь стало еще хуже. Полудемону все сильнее хотелось убраться оттуда. Сплюснутые внутри, не имея возможности двигать конечностями, они казались какой-то недостойной толпой зевак, окруживших запечатанный меч. Инуяша свел брови к переносице и передвинулся, почти задев голову Рин локтем.

- Если еще та жаба захочет сюда влезть, я пас, - проворчал он.

- Ты хочешь сказать, Джакен-сама? - спросила Рин. - Сещемару-сама сказал ему пойти поискать клевер с десятью листьями.

Инуяша дважды моргнул и с недоверием глянул на старшего демона, чье чопорное лицо было столь же неподвижно и бесчувственно, как и всегда.

Рот его открылся, но прошло не менее минуты, прежде чем он сумел подобрать слова:

- С десятью листьями, ха? Это... чуть-чуть чересчур. - Он откашлялся. - Шестилистный, максимум, нашелся бы. А больше, чем шесть, пахнет оскорблением.

- И правда, - прохладно сказал Сещемару, но в углах его глаз появились маленькие морщинки.

На Инуяшу напало странное желание постучать головой о стену. Так значит, у ублюдка есть чувство юмора? Невозможно. Ладно, решил полудемон, он видел и более невозможные вещи...

О-о, ерунда, кого он обманывает?

Он задвинул Соу'унгу обратно во впадину, которую создала его нога, и начал складывать камни на место так старательно, как только мог. Его самодовольство почему-то схлынуло, и ему больше не хотелось дурачить брата.

- Меч должен остаться здесь, - серьезно сказал он, становясь на колени, чтобы удобнее было утрамбовывать землю вокруг клинка. Она, будь она проклята, продолжала высыпаться. Он надавил сильнее. - Колодец имеет какую-то силу, связанную с перемещением во времени. Через него Кагоме путешествовала из ее времени в наше.

- Ее времени, - тихо повторил Сещемару. - Ты ожидаешь, что я поверю в это?

- Мне плевать, веришь ты или нет, - мрачно ответил он, - но Кагоме родилась через пятьсот лет от нашего настоящего. Ее предки нашли Соу'унгу и поместили его в храм... это и был Соу'унга, с которым мы боролись. Но тут, в прошлом, я думаю, они его еще не нашли. Печать пока не повреждена.

Он впихнул еще обломков, засыпая меч, и изумился, когда пара маленьких ручек начала заталкивать камешки в дыру. Рин улыбнулась в темноте, присев рядом с ним. Из-за этого место стало еще неудобнее и теснее, и нога Сещемару практически упиралась в его задницу, но, видимо, она не хотела ничего плохого.

- Думаю, это должно остаться здесь до того, как все это случится.

Повисла пауза, было слышно их дыхание. Затем его старший брат коротко и невесело хмыкнул.

- Если то, что ты говоришь, верно, почему же ты не хочешь устроить так, чтобы события, произошедшие после воскрешения Соу'унги, не случились? Тебе, случайно, не понравилось быть под контролем меча или пытаться убивать детишек как бешеное животное?

Руки Инуяши застыли, он уставился на заполняемую им щель. Лодыжка болела. Он сглотнул и продолжил трудиться. Нет.

Рука ухватила его длинные волосы, дернула, заставляя поднимать голову, изгибать шею, пока он не глянул прямо в лицо брату.

- Ответь мне, Инуяша.

Он был слишком близко, Инуяшиной щеки касалось его дыхание, глаза смотрели в глаза. Красные отметины на веках, полосы на щеках... он знал, откуда они. И волосы, падающие с его плеч, стекающиеся на коленях Инуяши. Он знал, теперь знал. Полудемону пришлось сглотнуть, прежде чем он сумел что-то выговорить.

- Наверное, потому что, если бы всего этого не произошло, я бы до сих пор не знал лица своего отца.

Искренняя самокритичная улыбка скользнула по его рту, пока он смотрел на Сещемару.

- Ты на него больше похож, чем я.

Невероятно, но слова, кажется, попали точно в цель. Сещемару на мгновение бессловесно уставился на сводного брата, после чего рука медленно расслабилась, освобождая его волосы. Инуяша не стал дожидаться, пока тот выпрямится, или осмеет его, или уйдет, он просто отодвинул пальцы Рин и попытался удостовериться, что будущее не изменит прошлого. Хотеть этого было, наверно, эгоистично с его стороны, но... Он не мог насовсем забыть о том, как в тот раз он увидел своего отца, хотя Кагоме и даже самому себе говорил противоположное…Услышать, как тот произносит его имя, следить, как он исчезает вдалеке...

Тепло. Прямо за ним, а еще прохладное давление доспеха. Инуяша сжался, чувствуя дыхание, скользящее по уху, глаза широко открылись. Он чувствовал тяжесть Сещемару, слегка опершегося на его спину для баланса, в то время как его единственная рука протянулась мимо него. Он встал на колени и потянулся мимо Инуяши к грязному куску разрушенной им стены колодца.

- Эй... - он начал было выступать, но был слишком смущен тем, почему Сещемару, его ненавистный ледяной старший брат, почти соприкасаясь с ним щеками в пыльнючем старом колодце - и стал бы запечатывать дыру, ядом когтей расплавляя камни, проломленные его ногой. Они тихо шипели и испарялись; их резкий запах заставил Рин чихнуть. Инуяша отстраненно отметил, что его смущение враждовало с его старыми ранами и обидами, и немного повернул лицо к Сещемару, не в силах отодвинуться, даже при условии, что его кожа слишком приблизилась к чужой.

- Что ты... что, черт возьми, по-твоему, ты делаешь? - начал бушевать полудемон, пытаясь скрыть внезапную неуверенность. Сещемару не помогает; это просто не то, чем он занимается.

- Я и сам могу это сделать. Отойди от меня.

Игнорируя его, Сещемару выпустил другую волну яда, хорошенько запечатывая меч на его месте. Какое-то время камень будет медленно разрушаться, в итоге явив миру место покоя Соу'унги, но пока печать будет надежно служить. Даже несмотря на его поведение до того, как он убедился в ненадежности меча, ему не нужен был клинок, открывающий ворота в Подземное Царство. Его глаза качнулись к Инуяше, сидящему в сантиметрах от него. Ему словно нравилось запутывать полудемона.

- Я и не знал, что ты настолько неблагодарен. Манеры, Инуяша. Бесспорно, твоя бесполезная мать научила тебя хотя бы этому.

Так близко к его уху след сдерживаемого презрения не заметить было сложно.

Мать Инуяши всегда была больной для него темой. Он немедленно ощетинился, голова его резко отдернулась в сторону.

- Ты заткнулся бы о моей матери... - начал вопить он, когда Рин зашевелилась у его бока, ненамеренно толкнув его к демону куда ближе, чем ему изначально хотелось бы наклониться. Головы ударились. Губы столкнулись.

Сещемару окаменел.

Оно тут же пропало, это секундное влажное прикосновение ртов - не поцелуй, нет-нет-нет - взамен появилось удивление полудемона, да гнев, плавящийся в золотых глазах пополам со смертью. Лорд демонов первым пришел в себя и отреагировал соответственно.

Кулак, несущийся в лицо Инуяше, было последним, что он увидел.