23:36 

Saimi
Гори, но не сжигай. Гори, чтобы светить(с)
Название: ЯД
Автор: Hella
Перевод: Eugenie
Персонажи: Сещемару, Инуяша
Рейтинг: PG
Жанр: Drama/Romance
Предупреждение: в будущем (где-то после 12 главы) возможен легкий яой, автор намекал на это.
Дисклеймер: все права принадлежат Румико Такахаси.
Разрешение на перевод: получено.
Оригинал: www.fanfiction.net/s/2374924/1/P_O_I_S_O_N

Глава 3. Глубочайшие раны.

Твоя кровь как лед...

Очнуться посреди ночи на дне колодца - одно из неприятных, немного унизительных событий, которые могут заставить человека – или, в нашем случае, полудемона - пересмотреть жизнь, которую он вел до сих пор.

Инуяша, однако, предпочел просто проклясть Сещемару, адресовав, правда, проклятия высоким небесам. Когда сомневаешься, куда катится твоя жизнь, обвини кого-нибудь другого.
Два дня назад он выполз из этой долгопамятной ямы, места захоронения Меча Ада, Соу'унги. Колодца-Костоглота. Два дня, как он вернулся в деревню, теребя челюсть, почти сломанную Сещемару, и задаваясь вопросом, зачем бы кое-кто, явно жаждущий силы и презирающий Инуяшу, зашел так далеко, чтобы помочь ему сделать то, что на самом деле и не отвечает-то его целям. Если бы он не изучил запах Сещемару от и до, то решил бы, что демон, спустившийся в тот день к нему в колодец, был кем-то другим. Но. Но его чувства такими, какими они были, было сложно истолковать иначе. Таким образом, Инуяша был в недоумении. Раздражающе сильном недоумении.

Когда Инуяша был раздражен, он любил что-нибудь сломать.

Что и привело его к текущему положению.

- Ого, он сильный! Это кто?

- Это Инуяша, дурак... он демон! Видишь его уши? Говорят, если их потрогать, тебе будет удача!

- Ваааа! Серьезно? Я хочу попробовать!

- Идите свой дорогой, несносные дети, у вас еще полно работы по хозяйству. Проклятый Инуяша, выставляется тут напоказ, бесстыдник! Если он не может быть хоть в чем-то полезным, почему мне...

Этот кусок ссоры продолжался еще какое-то время. Безусловно, эти клятые деревенские были на приличном расстоянии, но расстояние не слишком имеет значение, когда у тебя слух как у полудемона - всего лишь полудемона. Демоном он не был. В деревне Каэде необузданно распространялись сплетни, и хотя Инуяше обычно было начхать, его слегка забеспокоило то, что эти дети собирались добраться до его ушей. Он готов был поспорить на свою Тессайгу, что этот слух пустил Мироку, когда в последний раз был в деревне. Паскуда.

В миллионный раз опуская топор, Инуяша упивался удовольствием от того, как гладко проходит металлическое лезвие сквозь древесину. Он рубил дрова, если быть точным.
Доверься Каэде, и она направит его желание разрушать в полезное русло.

Он занимался этим все вчера и почти все сегодня. Пока дров не набралось столько, что всей деревне хватит протянуть следующую зиму, ну, или около того. Было почти лето, воздух был ароматен и полон влаги. Наверное, дрова сгниют прежде, чем наступит черед холодных месяцев, однако... было что-то очищающее в разрубании на мелкие щепки леса, в котором он был запечатан. И это было лучше, чем сидеть и просто... раздумывать. Инуяша очень не любил раздумывать, а прошлые несколько недель и так дали ему слишком много того, над чем нужно было поразмыслить.

Он разрубал последнее дерево так, будто это было лицо Нараку, когда услышал неторопливое движение, и аромат мудрости и благовоний заполнил его нос. Уши его задергались, он загнал топор глубоко в ствол срубленного дерева и, слегка задыхаясь, отбросил волосы с лица. Жара делала затруднительным активный труд.

- Ты что, не видишь, что я занят? - огрызнулся он на Каэде, как только она подошла, лицо ее, как всегда, было обманчиво сдержанным. Широко шагая к нему, она, как обычно проигнорировала его гнев, а он позволил ей это: привычная терпимость двух людей, прошедших слишком длинные жизненные пути, чтобы теперь измениться.

Она остановилась в паре шагов до него и оглядела гору любовно порубленных дров. Та была достаточно высока, чтобы ему пришлось закидывать последние наверх, и она понадеялась, что он не перестарался и не убил какого-нибудь ребенка с другой ее стороны. Старая жрица покачала головой.

- Ты оказал услугу деревне, но я не уверена, что лесные демоны простят это тебе, - прагматично сказала она. Как мико, чья деревня постоянно подвергалась нападкам вышеназванных демонов, она знала все о круге жизни. Полудемон раздраженно пожал плечами.

- Если начнут поднимать суету, пошли их ко мне, - проворчал он, хрустя суставами в движении, которое давно уже где-то подцепил. - Я дам им причину поныть.

Наклонившись, он подобрал хаори и перебросил его через плечо. Одевать его не хотелось: верхняя половина его тела еще блестела от пота.

- Я иду купаться. У тебя в твоей дряхлой лачуге еда есть или как? Есть хочу зверски.

- Честная работа вызывает аппетит, - сказала она как само собой разумеющееся и отвернулась. - Думаю, у меня найдется несколько костей тебе погрызть.

Инуяша не пропустил собачью шпильку мимо ушей.

- Эй, скажи это еще раз, и я сгрызу твои кости, - пробурчал он, уходя прочь к ручью. - Никакого, блин, уважения не дождешься...

- Спасибо за помощь, Инуяша,- голос ее полетел ему в спину. Он фыркнул не оборачиваясь.

- Да пожалуйста.

Он и правда понятия не имел, зачем слонялся вокруг деревни. В каком-то смысле она была единственным местом, которое он когда-либо осмеливался назвать домом. Она была тылом для него и остальных во время охоты за Нараку. Еще это когда-то давно был дом Кикио. Наверное, предположил он, по этим причинам он и бродил вокруг деревни, удостоверяясь, что ни один тупой демон не нападет на его деревенских жителей. Они могли ненавидеть в нем все, что хотели, но честь убить каждого из них принадлежала ему, а это значило, что они были вне досягаемости для других демонов. Теперь, когда он думал об этом, это имело смысл. Так же, как, например, он был бы беспредельно уязвлен, если бы кто-нибудь успел прибить Сещемару до того, как у него появился бы шанс насадить его на Тессайгу.

Его уши дернулись, как только он представил себе это. Или все-таки не стоит его протыкать. Бакурюуха? Она достаточно сильная, предположил он, но все же не сильнейшая его способность. Типа убийство и оскорбление в одном флаконе. Зачем полностью выкладываться? В один прекрасный день и одна удачная Казе но Кизу почти завершила раз и навсегда его жизненный путь. Старое доброе время. Он усмехнулся про себя и продолжил свой путь через лес к дразнящему аромату воды. Так или иначе, планирование убийства Сещемару несколько подняло ему настроение. И он не забыл свой должок за удар в челюсть. Кто, черт побери, начинает размахивать кулаками из-за того, что выходит из себя, а?

- Задница, - проворчал он про себя и замер - змея, шипя, выползла прямо ему под ноги. - Тебе чего?

Он убрал пинком с дороги оскорбленного гада, поднырнул под низко висящую ветку, и лес расступился, обнажая широкое русло местного ручья. Сюда было охренеть как трудно добраться, поэтому люди обычно не посещали это место. Потому как, знаете ли, демоны. Прогулки по лесу можно считать разновидностью самоубийства, Инуяша же рисковал почти ежедневно, что подтверждалось брошенными в корни дерева поблизости полотенцем и куском мыла. Мыло несколько месяцев назад ему в некотором роде подарила Кагоме. Ну, она, в общем, бросила его ему в голову, пока они в очередной раз ссорились, и он хранил его, потому что оно пахло, как она. Не естественный женский аромат, но теплый и чистый запах, всегда сопутствующий ей, единственный, который она оставила после того, как Инуяша сообщил ей, что химические духи слишком резкие для его острого носа. Она всегда выкидывала забавные штучки вроде этой. За одно биение сердце она могла перейти от метания в него различных вещей к выбрасыванию половины ее девчачьих прибамбасов ради его удобства.
Сбросив хаори у того же дерева, он быстро разделся, все еще пойманный в воспоминаниях. Почти автоматически он прихватил мыло, вонзив свои твердые когти в скользкое белое вещество, и пошел в ручей, пробираясь вглубь, пока прохладная вода не захлестнула бедра и не добралась до пупка. По сравнению с дневным пеклом она сперва показалась ледяной, от чего он слегка задрожал.

- Дерьмо, холодно, - сказал он с замиранием сердца, затем набрал воздуха и нырнул в ручей. Он ненавидел погружаться полностью - вода попадала в уши, и хрен ее потом оттуда вытрясешь - но его волосы были потными, и хоть вода обжигающе холодна, он не собирается по-женски привередничать, принимая ванну.

Открыв под водой глаза, он спокойно позволил телу расслабиться и опуститься ко дну. Чем ближе он подбирался к середине ручья, тем глубже становилась вода. И вот он начал различать какие-то формы в мутноватой темноте. Думая, что это - утонувшая ветвь, он добрался до нее - и коснулся чего-то корчащегося и скользящего меж его пальцев.

Инуяша заорал. По-мужски.

- ПРОКЛЯТЫЕ УГРИ!! - взревел он, голова его вырвалась из воды, кулак сжался вокруг борющегося пленника. Золотые глаза его были дикими, а мокрые прядки волос облепили лицо. Затем он принял стоячее положение, как следует размахнулся и позволил проклятой гадости улететь от него.

Прямо в лицо Сещемару.

Никто уже не узнает, кто из них в ту секунду удивился больше - наверное, Сещемару, так как Инуяша все еще исполнял танец отвращения под кодовым именем "о, Боже, это тронуло меня" - но, тем не менее, старший демон, не пропуская удар, поймал отброшенную рыбу за жабры и, раздавив ей голову, кинул за спину, где, казалось бы, из ниоткуда материализовался Джакен. Зеленый демон был рад щедрости, но этого Инуяша уж точно не заметил, совершая взамен рывок к берегу. В частности туда, где нет никаких угрей, а Тессайга будет в пределах досягаемости. Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Сещемару!

   

AnimeGo

главная