23:55 

Saimi
Гори, но не сжигай. Гори, чтобы светить(с)
Название: ЯД
Автор: Hella
Перевод: Eugenie
Персонажи: Сещемару, Инуяша
Рейтинг: PG
Жанр: Drama/Romance
Предупреждение: в будущем (где-то после 12 главы) возможен легкий яой, автор намекал на это.
Дисклеймер: все права принадлежат Румико Такахаси.
Разрешение на перевод: получено.
Оригинал: www.fanfiction.net/s/2374924/1/P_O_I_S_O_N

Глава 5. Использованный и оскорбленный.

Я пойман в твою сеть…

Прошло время, и Инуяша выздоровел.

Ну, если уж совсем искренне, выздоровело его тело. Гордость его по-прежнему была покрыта ранами, по поводу чего он нервничал вот уже несколько недель. Проснувшись после скандала с братом - что произошло аж на следующий день - он узнал, что ублюдок, задрав хвост, уже смотался из окрестности. Чтобы окончательно все испортить, прошел дождь, смывший весь запах, что мог от него остаться. Не в силах выследить его и раскромсать его укрывище на ленточки, Инуяша хандрил, рычал на деревенских и вообще всячески наводил их на мысли забросать его камнями. Вероятно, лишь то, что он осознавал свое дурное настроение и его причины, и спасло их жизни.

Честно говоря, он просто не знал, что думать о случившемся. Туманные воспоминания, что он вынес из этого безобразия, оставляли его с кислым привкусом на языке. Решив обо всем забыть, что, впрочем, не вполне удалось, Инуяша попытался вернуться к его обычному ритму жизни. Так или иначе, его всегда угнетало излишнее обилие мыслительной деятельности...

Оно, это обилие, приводило к вопросам, у которых не было ответа.

Но дни шли, и его оплела спокойная рутинность тяжелой работы, тренировок с мечом и его обычных ежедневных стараний напугать деревенских детей до заикания, чтобы они от него отвязались. Увы, каким бы грязным полудемоном он ни был, это не особо помогало в его стараниях. Радовало, что хоть взрослые шлепали мелкое дурачье за то, что они по глупости бродили за ним по пятам, за их попытки потрогать его уши, шлепали до ярко-красного оттенка. Он был абсолютно уверен, что они это заслужили, но, проклятье, они ведь снова и снова возвращались.

И вот, чтоб скоротать один прекрасный туманный день, он потратил несколько часов на игру с мечом и утомился настолько, что ладони его горели, а волосы прилипли ко лбу. Заметив маленькую толпу детишек, следящих за каждым его шагом, он не удивился. Задумавшись на секунду над мыслью надеть рубаху, он отверг ее и одним быстрым движением вложил Тессайгу в ножны. Его глаза наткнулись на исчезающую рану на предплечье и задержались на ней на миг. Удивительно было, что ее все еще видно, видно так долго, и это при его-то скорости излечения… Ему не хотелось напоминаний. Он провел кончиками когтей по валику рубца, глаза его затуманились из-за воспоминаний, и он не углядел атакующих, пока те не вцепились в его штаны.

- Инуяша, можно поиграть с твоим мечом?

- Инуяша, ты хочешь есть?

- Инуяша, тебе нравится Дзуки-чан?*

- Инуяша, зачем тебе длинные волосы?

Этого хватило бы, чтобы свести с ума любого нормального человека. Однако, будучи сделан из более крепкого материала, чем он сам мог предположить, Инуяша заработал разве что нервный срыв. Ему, правда, показалось, что глаз его задергался.

- Заткнитесь, а? - в конце концов, рявкнул он, расстроено ощетинившись. - Я пну жопу того, кто задаст следующий идиотский вопрос!

Тишина. И затем:

- Инуяша сказал жопа!

- Инуяша, ты такой крутой!

- Я теперь буду говорить как Инуяша! Жопа! Жопа! Идииииооотский!

И этого вряд ли бы хватило, чтобы свести с ума его, но если он, черт побери, не уберется оттуда, то окажется на грани детоубийства.

Положив руки на головы двух детей перед ним, он усадил их на задницы, и сбежал с поля, где тренировался. Ками, думал он несчастно в процессе побега, я предпочту камни в спину взамен обожания горстки перевозбужденных человеческих отпрысков. Позор в чистом виде. Я не привык к этому. Единственный ребенок, с которым я раньше общался, был брат Кагоме, и он никогда не бросался искать проклятых блох у меня в волосах.

Его стремительное и очень даже мужественное спасение привело его на противоположную окраину деревни. Здесь окружающие деревья были вырублены в пользу другого, маленького, поля, оно было довольно грязным и поэтому непривлекательно для детских игр. Инуяша скривился, увидев грязь под ногтями на пальцах ног, ощущение нечистоты доставало.

- Проклятые дети, - пробормотал он, тряся ногой. - Загнали меня черте куда...

Все равно радуясь долгожданной тишине, он прикрыл глаза, погрузившись в ощущение ветра, поднимающего и разметывающего волосы, обоняя свежую траву и сорванные фиолетовые цветы, росшие неподалеку. Он чувствовал, как медленно расслабляются плечи. Это было приятно, оказаться вновь одному, выходя из деревни. Он даже не понял, что привык к этому настолько, что даже слоняющиеся по деревне жители напрягали его. Хоть ему это и не нравилось, но так он практиковался для одинокой жизни. Зависеть только от себя. Жить только для себя. Остальные ушли, а их объединение... что ж, так должно было быть. Угроза в лице Нараку соединила их. То, что они путешествовали вместе, было заслугой Кагоме, предполагал он. Это естественно, что без нее у него нет никаких причин, чтобы удерживать их. И вовсе ему этого не хочется. Люди должны жить своими человеческими жизнями. Полудемоны же, с другой стороны...

Глаза Инуяши потемнели, вновь упав на рваный шрам на запястье. Полудемоны же изначально не имеют места в мире, сказал бы Сещемару.

Сещемару. Он прикрыл веки и выругался про себя.

Каэде сообщила ему обо всех деталях недели, выпавшей из его жизни, обо всем, что видела и слышала, начиная с того, как Сещемару принес его в деревню, до его же таинственного возвращения семь дней спустя. О непонятном ей способе, который спас ему жизнь, сломал его лихорадку и остановил его набирающее обороты падение в объятия Костлявой. Она понятия не имела, почему он это сделал, и здесь Инуяша был с ней солидарен. Он ждал, что его чистокровный брат швырнет в него еще один фигуральный тапок, тот, что прояснит разум несчастного ханьо, но, к вящему его раздражению, этого не произошло. И тем не менее, кое-что он понимал.

Если ты выживешь после этого, полудемон, то будешь у меня в долгу.

Уши его задергались. Он уронил голову, зашипев сквозь зубы. В долгу, в долгу - да он в жизни никому ничего не был должен! Никто не заботился о нем. До этого раза. А в этот раз - это был Сещемару. Наверняка, была особая причина, задняя мысль, и он уверен, что эта мысль далека от беспокойства о благополучии братца-полукровки. Все еще дыша с присвистом, он боролся с желанием завыть, зарычать, залаять, высказать свое расстройство небу прекраснейшего летнего утра. Должен озабоченному чистокровному сукиному сыну... Да и черт с ним, разъяренно и категорично решил он.

Заблудившись в собственных думах, Инуяша не отреагировал вовремя на внезапный шелест в высокой траве позади него.

- Ага!! Готовься к смерти, Инуяша!! - радостно завопил кто-то из-за спины, а потом воздух вокруг него загорелся.

Оглушительно матерясь, полудемон нырнул к земле, неожиданно для себя проехался несколько метров по скользкой слякоти, затем кувыркнулся и вытащил меч. Теперь он во всеоружии стоял перед своим крошечным, зеленым и бесспорно подхалимским противником. Джакен, размахивая Нинтодзю, норовил попасть в него посохом, будто амулетом, изгоняющим зло. Голова старика изрыгала огонь, струя которого летела точнехонько в него. Говоря правду, эффект вышел не тот из-за одежды из меха огненной крысы, но Инуяша почувствовал запах горящих волос и выскочил из огня, молниеносным прыжком оказавшись за спиной Джакена. Он схватил посох и вырвал его из перепончатых лапок демона-жабы. Тессайгу полудемон, боясь перестараться и убить ненароком мелкого поклонника Сещемару, убрал в ножны на поясе.

- И что это такое, ко всем чертям, - бросил Инуяша, поднимая Нинтодзю к лицу одной рукой. У его ног Джакен тщетно подпрыгивал и протягивал руки, стараясь ухватить драгоценное оружие. Он поднял посох повыше. - Ты почти сжег мои брови!

- У полудемонов вроде тебя нет права иметь брови! – пронзительно и абсурдно заверещал Джакен. - Отдай посох сейчас же!

Но полудемон только издевательски улыбался, глаза его сияли золотом, и Джакен решил нанести удар ниже пояса. Буквально. Он нагло ударил Инуяшу кулаком в промежность.

Это подкосило его даже лучше, чем магические четки. Инуяша, задыхаясь, свалился камнем, свернулся в клубок, как пулемет плюясь бесполезными проклятьями. Но посох он не отпустил.

- Гребаная жаба! Тебе конец! О, ками, ты, мать твою, уже труп!

На глазах его выступили слезы. Дико мотая посохом из стороны в сторону, он запустил жабу, наподобие бейсбольного мяча Соты, прямиком в лужу. Тот упал лицом вниз и какое-то время барахтался, пуская пузыри; Инуяша злобно надеялся, что он утонет. Охая, он оперся на посох и поднялся на ноги, полностью вымазанный в грязи. Пах его отчаянно болел после блестящего удара.

- СВОЛОЧЬ! - заорал он, не в силах иначе выпустить пар. День был явно дрянной, неблагоприятный был день. Яростно вытирая лицо, он начал прочесывать когтями неровные обугленные пряди, вытаскивая из волос засыхающие куски грязи. Это, впрочем, не спасало его внешность, он все еще выглядел как мстительный болотный мононоке.

Тонкий крик прорезал воздух где-то позади, и в тревоге Инуяша снова вытащил меч. Но это просто была девочка, выбежавшая из деревьев. Раскинув руки, она, сияя, мчалась прямо к нему.

- Инуяша-саааааааан! Ты не умер!

Чем ближе она оказывалась, тем больше им овладевал необъяснимый импульс убежать. Что не то было с несущимися к нему детьми? Что в них его так нервировало? Их липкие пальцы? Их нетактичные вопросы? Или...

- Оооо! Черт! - ругнулся Инуяша, шатнувшись назад и вдруг осознав, что именно было не так. Их постоянные попытки обнять его.
Рин врезалась в него, даже не замедлив бега, и обхватила его за талию. Инуяша в ужасе смотрел на нее и прикидывал, что можно сделать в подобной ситуации. Вырваться и спрятаться? Замереть? Притвориться мертвым? Проклятье, он не мог ничего припомнить.

- Черт побери, я говорил когда-нибудь, что это хорошо - вцепляться в других людей?

Яркие глаза Рин искрились.

- Я обнимала тебя, когда ты спал!

Н-да... - безучастно подумал Инуяша, потому что это не злило его совершенно.

- Сделаем вид, что я этого не слышал, - сказал он наконец, деморализованный.

Кривясь от неудобства, он старательно отвел от себя ее ладошки и удержал ее на расстоянии вытянутой руки. Глаза его зорко осматривали все кругом, ища признаки его присутствия. Ветер дул в том направлении, откуда пришла девочка, так что никаких запахов он не учуял, и увидеть тоже ничего не получилось. Под его рукой Рин взволнованно подпрыгивала на пальцах.

- Я так счастлива, что с тобой все хорошо, Инуяща-сан! Ри... Я правда очень за тебя переживала! - настойчиво проговорила она, словно он не понял это сразу же.

Инуяша неловко пожал плечами.

- Просто Инуяша, - сказал он ей, хмуро глядя на нее. - Ты не можешь звать меня Инуяшей-сан после того, как обнимала меня во сне. Это уже слишком. - Тут ему кое-что пришло в голову. - Эй, это как так ты не называешь себя Рин, когда говоришь?

Рин снова улыбнулась, глаза ее продолжали сверкать.

- Джакен-сама говорит, что я уже взрослая, чтобы так говорить, поэтому он научил меня, как говорить правильно. Сещемару-сама думает, что у меня очень хорошо получается! - она смотрела на него с любопытством. - Инуяша, как ты думаешь, у меня хорошо получается? Джакен-сама сказал, что у меня неплохо выходит для глупого человека, а ты полудемон, значит, ты знаешь лучше, чем он.

Против его желания неохотная улыбка изогнула его губы.

- Даже лучше, чем твой Сещемару-сама, в котором вообще ничего от человека нет? - поддразнил он ее.

Рин заколебалась на минуту и в сомнении прижала палец к губам.

- Ты и правда говоришь намного больше, чем Сещемару-сама... - рискнула сказать она, явно внутренне разрываясь. Ей, кажется, пришлось переломить что-то в себе, чтобы в конечном счете кивнуть.

- Рин думает, что ты лучше знаешь, - выпалила она скороговоркой, будто сказать это значило совершить смертный грех. - Я имею в виду, Я думаю так!

Она сделала широкий шаг к нему и ухватилась за его пояс, сжав ткань штанов кулачками. Огромные глаза ее смотрели на него.

- Не говори Джакену-сама, что я такое сказала!

Инуяша усмехнулся. Знаю лучше, чем Сещемару, да? Хорошо, мать твою. С внезапным приливом великодушия он протянул руку к маленькой девочке и погладил ее по голове.

- Не волнуйся. Я думаю, что все равно я его уже убил.

Он обернулся через плечо туда, где должен был находиться демон, и лениво позвал:

- Ты еще живой там, жаб?

Во время его короткого разговора с Рин Джакен ухитрился перевалиться на спину и теперь с отвращением вылавливал в луже свою шляпу. Грязь покрывала все его лицо. Взгляд, который он подарил Инуяше, был полон сплошного раздражения и недоброжелательности.

- Глупый ханьо! Рин, отойди от него, иначе его блохи перепрыгнут на тебя!

Рин не обратила на него внимания, снова прыгая на пальцах.

- Значит, ты поможешь мне, Инуяша? Мы вернулись, чтобы найти тебя, ведь ты болел раньше. Сещемару-сама сказал нам пойти и поискать тебя без него, потому что ему кажется, что ты просто убил бы себя, дерясь с ним, если бы он тоже пришел...

Заложив руки за спину, она моргала большими карими глазами, ловя его взор.

- Я не хочу, чтобы Инуяша умер. Ты нравишься мне!
=======
* В оригинале Suki-чан. Принимая ввиду неблагозвучность прямой транслитерации, я решила слегка видоизменить имя. Вообще, на японском имя звучит как С’ки, поскольку У между глухими редуцируется, но тогда это имя начинает принимать излишний смысл уже на японском (Ски – нравиться, любить), так что беру на себя смелость, под мою ответственность и т.д.

   

AnimeGo

главная