Saimi
Гори, но не сжигай. Гори, чтобы светить(с)
Название: ЯД
Автор: Hella
Перевод: Eugenie
Персонажи: Сещемару, Инуяша
Рейтинг: PG
Жанр: Drama/Romance
Предупреждение: в будущем (где-то после 12 главы) возможен легкий яой, автор намекал на это.
Дисклеймер: все права принадлежат Румико Такахаси.
Разрешение на перевод: получено.
Оригинал: www.fanfiction.net/s/2374924/1/P_O_I_S_O_N

Продолжение.

Не проронив больше ни слова, Инуяша оставил парочку, ворвавшись в лес в направлении, которое вело к Сещемару. Облепленный грязью, пропитавшей его рубаху и хаори, и абсолютно к тому факту равнодушный, он ускорил свой бег в поисках отлично знакомого запаха. Если козел думал, что полудемон сложит лапки и выполнит все его пожелания, то он удивится. Самодовольный высокомерный козел... Инуяша был разъярен, но как-то не так, как обычно. Отличие заключалось главным образом в том, что сколько Инуяша ни хватался за голову, она отказывалась понимать, что случилось с двумя столетиями, а может, и больше, незамутненной братской ненависти. Если он лично совершил какую-то ошибку, за которую брат его запрезирал, - это он мог понять. Если брат просто людей терпеть не мог - это, в общем, тоже понять можно. Но вот так обнаружить, что Сещемару пересилил свое отвращение и спас его ради какой-то бесполезной человеческой малявки... перечеркнув все свои прошлые убеждения ради нее... а если бы она не нуждалась в этой дурацкой помощи, Сешемару просто дал бы Инуяше подохнуть...

Какое-то горькое и незнакомое чувство переполняло его, и он вдруг изумленно понял, что это чувство было странно похоже на ревность. Это настолько не было ему свойственно, что он почти споткнулся в своем стремительном беге сквозь деревья. Невеселый смех застрял в его горле, на вкус как рвота с примесью крови и яда. Занятно. Если Сещемару действительно привязался к девочке настолько, что выручил его лишь для того, чтобы Инуяша оказал ей услугу, хрен с ним. Но если он думал, что его наивный младший брат хоть пальцем пошевелит, чтоб расплатиться с "долгом"...

Инуяша не был должен - никогда, никому и ничего. За всю его жизнь. И это не изменится, даже если тот, кто пытается это изменить - Сещемару.

Не изменится, если он это не позволит.

Предчувствие, которое мучило его весь день, вспыхнуло с новой силой. Сегодня ночью ожидалось новолуние, и он совершенно не намеревался оказаться неподалеку от Сещемару, когда сумерки упадут на землю. Нет, он будет совсем, совсем в другом месте. Полчаса прошло, и он ощутил запах брата, правда, произошло это только тогда, когда он почти в него врезался.

Инуяша влетел на поляну на берегу узкой речушки и вовремя затормозил, чудом избежав столкновения с Сещемару. Высокий демон сидел с отсутствующим видом, опираясь на валун и согнув одну ногу в колене. Золотые глаза его пристально изучали воду. На Инуяшу он даже не глянул.

- Воняешь грязью, - интонация его была безразличной. - Смею предположить, что ты теперь боишься купаться в том ручье, Инуяша.

Он приподнял голову, с безэмоциональным лицом оглядывая взъерошенного полудемона. Рот его слегка скривился в отвращении, и это было единственным признаком его реакции. Затем непонятное выражение изменило его черты, но лишь на миг.

- На мой взгляд, ты полностью здоров.

Реплики было достаточно, чтобы темперамент ханьо занялся как хворост от искры. Он так плотно сжал челюсти, что больно было говорить.

- Хватит ерундить, ублюдок, - зашипел он сквозь зубы. - Скажи мне, какую, черт возьми, игру ты ведешь? Подсылаешь ко мне ребенка, для чего? Пытаешься избавить себя от необходимости показать ей, каким краем нож режет? Ты для этого снизошел до спасания полукровок? - он изогнул губы в злой улыбке. - Ты так гордость сохраняешь, типа и не заботишься о человечьем детеныше? Заставляешь меня делать это вместо тебя? Да иди ты знаешь куда, Сещемару.

Он выплевывал ядовитыми словами на демона то, что разъедало его изнутри, желая, чтобы тот оскорбился и разозлился. Тогда бы у Инуяши было оправдание вытащить и применить Тессайгу. Но Сещемару не велся. О, ярость в его глазах и в его лице была темней, чем грозовая туча, но он ничего не делал, только сжал кулак, и в тишине отчетливо хрустнули суставы.

- Твоя истерика неуместна, младший брат, - в конце концов, ответил он, тон его был ровным и четким. - Неблагодарный, даже несмотря на то, что я спас твое никчемное существование. А должен бы рассыпАться в поклонах.

Инуяша побледнел.

- Да пошел ты! - сделав глубокий вдох, чтоб утихомирить гнев, угрожающий захлестнуть его с головой, он продолжил: - Ты и правда думал, что я с этим соглашусь? Ты чертов псих, если принял меня за человеколюбивого святошу. Она - твое дитя. Если она умрет, это будет на твоей совести.

Сещемару холодно улыбнулся.

- Она очарована тобой, - сказал он в ответ. - Весьма глупо, сдается мне, раз тебе все равно, что с ней случится.

- Она не моя ответственность! - взорвался Инуяша. - Мучает чувство вины? Иди и сбрось ее куда-нибудь еще, сын четырехногой шлюхи! Если ты ради этого мне помог, то лучше бы бросил меня погибать!

Что бы в его грубости ни послужило последней соломинкой, сломавшей спину верблюду, но оно с успехом заменило холодную маску Сещемару на маску звериную и кровожадную.

- Следи за своим языком, ханьо, - сказал он с предупреждением, поднимаясь на ноги плавным движением, напомнившем ему о змеином броске. А это вызвало следующую ассоциацию, которая лишь масла подлила в и так уже полыхающий характер Инуяши. - Я вернул тебя с рубежа того света с определенной целью, но если ты откажешься от своего долга, я могу просто закончить твое несчастное прозябание раз и навсегда. Уверяю тебя, никто в этом мире не станет долго оплакивать твою безвременную кончину.

Какое-то безрассудное и дикое чувство охватило его тогда, и он расхохотался, хоть и догадываясь, как безумно это выглядело. Ему было начхать.

- А знаешь что? Я отказываюсь. Полностью и абсолютно отказываюсь. Так что можешь убивать меня, Сещемару. Начинай уже, что ли. Я просто ками проклятый полудемон. Нараку сдох. Мне не за что бороться и нечем заняться, и я лучше умру, чем помогу тебе обойти твою гребаную чистокровную демоническую гордость. Вот.

Он наплевательски бесстрашно улыбнулся. Сейчас он забыл о любой осторожности. О любом самосохранении. Он вытащил из-за пояса Тессайгу вместе с ножнами и бросил ее к ногам Сещемару.

- Теперь я безоружен. Итак, почему бы тебе не взять и прикончить меня как шелудивую дворнягу? Я ведь и есть - шелудивая дворняга. Затем можешь забрать себе меч, забрать свою свиту и жить себе долго и счастливо.

Опрометчивое веселье слетело с его лица. Стискивая зубы, он шагнул вперед, наступив прямо на свой драгоценный меч, и взглянул в лицо брату.

- В конечном счете, раз ты спас меня из случайной прихоти, то и чтобы убить меня, тебе долго раздумывать не нужно. Ну, давай, Сещемару. Я здесь, типа, уговариваю тебя.

Душа его была мрачна, глаза застыли сталью, но, не чувствуя ни страха, ни сомнения, он смотрел в глаза брату и просил оборвать его жизнь.

Пристально глядя назад на Инуяшу, Сещемару какое-то время не шевелился, исследуя взамен обращенное к нему лицо. Выпачканные белые пряди, вымазанные грязью щеки, дергающиеся желваки. Глаза Сещемару скользили по его брату. Вниз к выставленному горлу, где неравномерно пульсировала артерия. Обратно до линии губ, сжатых так, что те побелели и обескровились. К мятежным золотым глазам, самым пустым и самым холодным из тех, какие старший демон мог вспомнить. Ничто не выдавало причин, по которым его младший брат зашел так далеко, переступив через неписаные границы, установленные ими в их прошлом. Почти незаметно наклонившись, самую малость сократив расстояние между ними, он вдыхал его запах, пока тот не обволок его легкие, его горло и его язык. Но он не слышал ничего, кроме ярости и агрессии, соленой от пота кожи и крови в его венах, щедро приправленных пылью и землей. И за все это время Инуяша ни на миллиметр не отступил.

Он и не думал блефовать, наконец осознал Сещемару, слегка расширив глаза, и выпрямился. Инуяша был серьезен.

Отказываясь сильнее раздражать ханьо, зная, как легко этого достигнуть, демон поднял бледную руку и когтями коснулся места, где под гладкой кожей видна была яремная вена. Они царапнули подсохшую земляную корку, которая чуть отслоилась из-за дыхания Инуяши. Когти в таком опасном месте, напротив жизненно важной вены... это зрелище не понравилось ему. Лицо его напряглось, но он продолжал смотреть. Инуяша предложил жизнь, и он - тот, кому она предложена.

- Продолжай, - низким голосом после паузы сказал полудемон. - Ты давно этого хотел, а сейчас даже имеешь мое согласие. Или убей меня, или позаботься, чтобы мы никогда, слышишь, никогда больше не встретились. Я из деревни не уйду, и все, что тебе нужно сделать, это к ней не приближаться. Нам незачем снова пересекаться. Я понимаю, что ты ненавидишь меня и что я - позорное пятно в твоей родословной. Я понимаю, что ты считаешь меня ошибкой, из-за которой погиб старик. Я дурак-полукровка, которого надо было утопить сразу после рождения, да? Так ведь?

Скрипя зубами, он ощущал, как жжет в глазах. Это уязвляло. Безмерно.

- Я соглашался со всем этим. Но ты... ты все перекорячил. Тебе надо было дать мне умереть, будь ты проклят. Если ты это для малявки... ками, лучше бы ты прекратил мои мучения, когда вернулся, а не лечил.

- Слишком много слов, Инуяша, - шепнул Сещемару со странным взглядом.

Инуяша с трудом сглотнул.

- Неужто? И что? Ты походя унизил меня, сволочь. Я пытался понять, почему меня это так цепляет, и понял. Тебе слова на меня жалко, но ты пожертвовал целую ночь, заботясь о моей никчемной заднице, чтобы я сыграл в сенсея для нечаянно подобранной тобой сиротушки? И не простой, а человеческой сиротушки. Ты нападал на меня, обвиняя в том, что я родился от человека, и все же...

Сещемару верно заметил, он слишком много болтает. Инуяша шагнул назад, отводя обиженные глаза от брата.

- Забудь. Просто забудь. Забудь, что я существую.

Хватит. Хватит уже. Отходя, почти шатаясь, он медленно покачал головой и отвернулся, чувствуя себя опустошенным. Рука Сещемару в течение краткого мгновения задержалась в воздухе, упав затем с шелестом ткани. Он просто смотрел, как Инуяша нагибается и забирает Тессайгу, автоматически возвращая ее на место. Незамеченный, он потер пальцы друг о друга, словно его мучил зуд. Младший брат его собрался уходить. Лицо его не изменилось ни на бит.

Опустив голову, Инуяша почти покинул поляну, но Сещемару заговорил:

- А если бы я сказал, что я оправдываю себя с ее помощью?

Инуяша окаменел. Глаза его были пусты и слепы, пока он пытался переварить равнодушный вопрос брата. Затем он моргнул и с тихим смешком повернул голову, самоуничижительно усмехнувшись.

- Но это не так, правда? - понимающе спросил он.

Сещемару отвел взор, вновь направив глаза на журчащую воду. Его ответ так и не прозвучал.

Инуяша уставился на землю и длинно выдохнул.

- Долг, да?

Рассмеявшись про себя, он отбросил грязные волосы за спину. Долг - всегда долг. Тем не менее, он не может в качестве оплаты спасти Сещемару жизнь. Но, возможно, есть еще кое-что, что в его силах сделать. Прошло уже много времени, но не зря ведь говорят о крепости демонической плоти.

Глядя на небо, чей оранжево-розовый оттенок предвещал окончание очередного дня, полудемон мысленно пожал плечами.

Попытаться стоило.