00:12 

Saimi
Гори, но не сжигай. Гори, чтобы светить(с)
Название: ЯД
Автор: Hella
Перевод: Eugenie
Персонажи: Сещемару, Инуяша
Рейтинг: PG
Жанр: Drama/Romance
Предупреждение: в будущем (где-то после 12 главы) возможен легкий яой, автор намекал на это.
Дисклеймер: все права принадлежат Румико Такахаси.
Разрешение на перевод: получено.
Оригинал: www.fanfiction.net/s/2374924/1/P_O_I_S_O_N

Молчание.

И в этот момент рука схватила его за горло сзади, прижимая к металлической броне, шипы больно вонзились в незащищенную кожу.

- Меня не впечатляет твоя пустая бравада, Инуяша. Я чую, как ты боишься, - ровный голос раздался у его уха, волосы, лежащие у него на плечах, чуть шевелились из-за чужого дыхания. Когти, обернувшие горло, держали жестко, но вовсе не смертельно. Странно, чувство беспомощной жертвы несколько поблекло от знания того, что пойман он своим старшим братом. Не потому, что тот не представлял собой угрозы, но потому, что он не был животным демоном, ищущим свой ужин. "Глупость какая", подумал полудемон. Это была одна из самых популярных для него мыслей каждой безлунной ночью. Придя в себя, он наигранно фыркнул и вцепился в запястье Сещемару, пытаясь ослабить хватку. Бессмысленная попытка, но не мог же он просто стоять как дерево. Прекратив дергаться, он повернул голову влево, почти вздрогнув, когда его ресницы скользнули по светлой коже демона.

- Да отпусти ты меня, - требовательно сказал он, скашивая глаза, чтобы поймать взгляд брата. - Что ты привязался к моей шее? Я клянусь, ты еще получишь от... ай!

Капельки крови просочились от пяти неглубоких порезов.

- Здорово. Кажется, ты не хочешь руку обратно.

Сещемару чуть сдвинулся, и Инуяша поднял руку, чтобы демон мог ее осмотреть. Она была бледной и безвольной, но абсолютно целой - не тронутой ни условиями, ни разложением. Полудемон больше часа лазил по дну вслепую, прежде чем обнаружить ее в щели между двумя большими валунами. Ее, на самом деле, было подозрительно легко найти, и он не желал думать, что это может означать.

- Она бесполезна, - наконец равнодушно заявил Сещемару, двумя словами опустив все его усилия ниже плинтуса. - Потеряна больше года назад и запятнана тем ничтожным дураком, Такемару. Не говоря уже о том, что Соу'унга использовал ее. Мне она не нужна.

Инуяша на секунду уставился на него, а потом расхохотался.

- Запятнана? Чья бы корова мычала! Это говорит тот, кто присобачил себе человеческую руку с осколком Шикона, чтобы взять Тессайгу и прибить меня? Да ты просто боишься, что она отвалится! Забери эту хрень. Я черную работу за тебя делать не намерен, но не намерен и забывать о том, что ты спас мою задницу, пусть даже и для собственной выгоды. Не можешь учить ее одной рукой? Вот, в общем, теперь их у тебя две.

Лицо его охладело, губы решительно сжались. Для полного эффекта не хватало лишь гордо развернуться и замаршировать прочь, но его, увы, все еще держали за горло.

Его брат опустил к нему голову, чтобы встретиться с ним глазами, но полудемон не мог как следует разобрать их выражение, слишком близко они были.

- Твой ум гаснет в новолуние вместе с демонической силой? Или ты просто оглох? Рука бесполезна. Несмотря на то, что она не сгнила...

Темперамент Инуяши вспыхнул в расстройстве от категорического отказа брата принять его "подарок". Неубедительно рыча человеческим горлом, он через боль крутанулся вокруг себя и оказался перед лицом Сещемару. После чего размахнулся рукой и ударил его.

Его собственной отрубленной рукой.

Лишь прошел первый шок от удара, Сещемару гортанно зарычал и сжал шею Инуяши в пальцах как в тисках. Но вред уже был нанесен. Его ударили по лицу его собственной рукой, и это удивило не только его, но и самого Инуяшу. Но прежде, чем сама идея посмеяться успела закрасться в шальной мозг ханьо, демон отбросил его назад на несколько шагов и дал ему в возмездие яростную оплеуху. Когти его прорвали тонкую кожу Инуяши, и глубокие раны прорезали гладкую щеку. Кровь немедленно заполнила их и хлынула с подбородка. Полудемон прикусил язык, чтобы сдержать огорченный вскрик. Отбросив руку, он встал на ноги, зажимая ладонью щеку в надежде остановить кровь. Широкими глазами он с опаской следил за братом. Гадство. Гадство. Умеет он выбрать самый неподходящий момент, чтобы провоцировать Сещемару. Вот только делать это в человеческой форме - чистой воды самоубийство. Он аккуратно огляделся вокруг одним глазом, ища пути спасения. Правый глаз он зажмурил от боли, которую причиняла кровавая борозда прямо под ним.

Он оглянулся вовремя, чтобы увидеть, как Сещемару идет к нему, и рефлекторно отшатнулся назад. Кровь шла не переставая, стекала по лицу на плечо и капала с локтя. Почему люди так слабы, что кровь у них так и хлещет? Этак он привлечет к себе всех водящихся в местности хищников. Впрочем, сейчас он должен был волноваться только об одном хищнике, и последний был к нему ближе, чем хотелось бы.

Но Сещемару перевел глаза на руку.

Медленно склонившись, он поднял холодную конечность с лесного ковра, исследуя плоть, которая ранее была частью его тела. До того, как Инуяша отрубил ее, знаменуя свою первую победу Тессайгой. По справедливости, эта рука была трофеем полудемона. Его единокровный брат сумел оставить на нем такую отметину, какой не оставлял никто из тех демонов, что когда-либо бросали ему вызов. Безусловно, в той атаке была немалая доля везения. Но, тем не менее, он был побежден, хотя и временно.

Иными словами, рука принадлежала Инуяше. Его приз. Предложенный как оплата за спасение жизни.

Что ж, Сещемару мог позволить себе быть добрым.

Инуяша смотрел, как его брат поднимает глаза и молча разглядывает его с затененным и задумчивым выражением. Осторожно сделав шаг назад, Инуяша уперся спиной в грубый и шершавый ствол. Он не рисковал отводить глаза от Сещемару и посмотреть назад. Затем высокий демон мучительно медленно коснулся левого плеча и сдвинул мягкие складки его хаори вниз. Пожав плечом, он обнажил свой единственный недостаток, подставляя его прохладному ночному ветру.

И все это время его взгляд был прикован к Инуяше.

Видеть неестественную культю, остаток от руки брата, было для полудемона весьма неуютно. Он никогда прежде не видел вызванного им ущерба, ну, за исключением момента, когда рубанул Тессайгой. Всегда видел только пустой рукав. Не это... неуклюжий неровный пенек. Плечо слегка атрофировалось от неиспользования. Развитые мускулы Сещемару истончались в бицепсе, тот выглядел слабым и неполноценным. Изуродованным.

Узловатая соединительная ткань наросла на сломанную кость, которую он прорубил Тессайгой, и образовала рубец.

Зрелище так или иначе пристыжало, и полудемон отвернулся в темноту, избегая безразличного непроницаемого пристального взора.

- Брезгуешь, Инуяша? - поинтересовался Сещемару, делая шаг к нему. - Ты должен гордиться, что смог совершить такое. Даже сам Нараку не мог похвалиться чем-то подобным.

Инуяша сглотнул, рука его дернулась будто в судороге, сильно надавив на раненую щеку, зато боль отвлекла его от непонятного неудобства.

- Заткнись. Ты... ты получил по заслугам. Ты захотел то, что тебе не принадлежало, но взять так и не вышло - и ты решил убить меня. И пытался убить Кагоме.

Собрав свою храбрость, он повернулся и уставился на брата, рука его опустилась вниз.

- Ты получил по заслугам.

Несмотря на темноту, он мог разглядеть очертания Сещемару, выражение его лица, пока брат слушал слова, которые Инуяша ему говорил, усталые и без обычного задора, но правдивые.

- Ты меня пытаешься убедить? - спросил лорд демонов, глаза его горели непонятным огнем, казалось, еще чуть-чуть, и они засветятся в темноте, как глаза дикого пса. Но его брат не был диким псом. Он шагнул вперед, протяни он руку - и он коснулся бы Инуяши, который импульсивно вжался в дерево, пытаясь сохранить между ними максимум пространства. Дерьмо. Слабое дуновение ветерка ущипнуло голую кожу полудемона, подняло волосы Сещемару и бросило их на влажные дорожки, оставленные его собственными мокрыми прядями. Естественно, они прилипли. Инуяша из всех сил постарался не отшатнуться. Брат был слишком близко, достаточно для того, чтобы даже в человеческой форме ханьо чуял запах бурлящей беспокойной силы, таящейся под маской абсолютного равнодушия, которую Сещемару носил как доспехи. От этого у него закружилась голова, он вдохнул глубже и не заметил, что шелковистый баритон демона раздался у самого его правого уха, обдавая теплым дыханием и насмешливым тоном.

- А может, ты себя хочешь убедить? Ты съежился как виноватая дворняга, Инуяша.

Полудемон отодвинул ухо, сердитый и смущенный. Язвительные слова заставили его вздернуть подбородок, в темных глазах его сверкнули упрямые искры.

- Я ни хрена ни в чем не виноват, - выдавил он сквозь стиснутые зубы, сдерживая рык. - Чихать я хотел на гребаное чувство вины. Мне просто неприятно смотреть на искалеченный обрубок вместо руки.

Он специально подпустил в голос насмешки и мотнул головой, указывая на плечо Сещемару, изо всех сил скрывая стыд, который обуревал его минутой ранее. Когда лицо Сещемару никак не изменилось, он ощутил, что горечь его переходит в едкую ненависть.

- Что, думаешь, что мне жаль? Думаешь, что я тебе руку принес, чтоб свою вину загладить? Думаешь, что мне не плевать на тебя? Может, думаешь, что я хочу быть твоим другом? - он издал краткий грубый смешок, демонстрируя глупость вышесказанного, и ткнул пальцем во все еще кровоточащие следы от когтей Сещемару. - Вот что ты такое. Ты можешь из прихоти спасти мою жизнь, а я могу вернуть тебе твою руку, но ничегошеньки это не значит. Потому что даже тупой полудемон не будет вилять хвостом после плевка в лицо.

Рука, как ненужный мусор, с мягким шлепком упала к его ногам, а потом пальцы брата ухватили его подбородок, заставляя запрокинуть голову, принуждая глядеть глаза в глаза. Демон на секунду вперился в него взглядом, и все же в нем не чувствовалось ярости, которой можно было ожидать после подобных заявлений.

Затем он перевел блестящие золотые глаза на окровавленную щеку и там застыли.

- Человеческая плоть просто тошнотворно хрупка. Вероятно, быть человеком тебе не подходит настолько, насколько я изначально предполагал.

Прежде чем Инуяша смог переварить этот сомнительный комплимент, Сещемару провел большим пальцем по линии его челюсти, стирая кровь.

- В конце концов, ты сумел пережить каждое подобное новолуние, - Сещемару облизнул подушечку пальца, и нос его чуть сморщился от неприятного привкуса человеческой крови. Демон задал вопрос: - Каким образом?

- Че... - поведение брата и так казалось ему фантастическим, но уж это полностью выбило его из колеи. Его никогда об этом не спрашивали. Мысль о том, что именно его брат решил поинтересоваться, казалась охренительно невообразимой. Он неловко шевельнулся и отвел взгляд, изучая окружающие деревья, темную ночь... что угодно, чтоб только не смотреть на Сещемару.

- Да кому какая разница?

Отмахнуться было куда проще, чем думать об этом. Инуяша не жил, глядя в прошлое - там очень немного было того дорогого, что можно лелеять в памяти. Кикио. Кагоме. Он провел несколько месяцев с каждой из них, и обе очень сильно на него повлияли... но хотя он и не старел внешне, ему исполнилось больше чем двести лет. А в двести лет умещается много безлунных ночей, много игр в прятки на выживание, слепых взглядов в ночную тьму. Ночи, когда он прижимал колени к груди и прятал в них лицо. Ночи, когда демоны находили его, рвали и терзали, почти убивали, пока не вставало солнце, и его тело не излечивало себя, как у каждого порядочного демона. Ночи, когда ледяные слезы обжигали его лицо, когда еще он был ребенком, потерявшим мать, отчаянно нуждающимся в тепле и уюте, но не получавшим их, за исключением того, что он мог создать сам, обняв себя обеими руками.

Ему нравилось думать, что те дни закалили его характер. Научили его, как выживать в одиночку. Но как сказать об этом Сещемару? Инуяша не собирался никого посвящать в свои мысли и подспудные страхи.

И уж точно не ублюдочного единокровного брата.

- Полагаю... это было сложно, - наконец сказал Сещемару, обращая глаза к походному костру, слабо просвечивающему сквозь древесные стволы. - Мне незнакома необходимость сражаться за право существовать, но она знакома тебе. Рин доверяет мне защищать ее от опасности, и все же, я желаю, чтобы она умела за себя постоять. Она следует за мной, и это может стать причиной ее гибели. Почему я и искал способ вынудить тебя обучать ее вместо меня.

Инуяша тихо фыркнул.

- Так прекрати ее спасать, - несколько резко сказал он, устав удивляться. Уголки его рта дергались, и что-то давило под ложечкой. - Это не так уж сложно, тем более для тебя - ты разве не привык игнорировать людей, умоляющих о помощи? Таким путем она досконально изучит все фишки.

- Я один раз пробовал удержаться от вмешательства и просто наблюдать за развитием событий, - ответил демон, его испытующий взор вернулся к брату. - Но ты ее спас.

Инуяша разинул рот, уставившись на него широкими глазами.

- Ты... это тогда, в лесу? Когда она от волка убегала?

Что ж, это был просто изморенный голодом волк, отчаянно ищущий, чем поживиться... но его мнение о брате внезапно упало еще ниже. Он смотрел, как она бежала, спасая свою жизнь, как, задыхаясь, кричала его имя, и он ничего не сделал?

- Охренеть, да ты просто ледяная сволочь.

- Я сделал то, что необходимо, - спокойно ответствовал Сещемару. - Она не была в настоящей опасности.

- Брехня! - рявкнул Инуяша. - Я был внимателен как черт в то новолуние и тебя в обозримой местности не заметил.

- Не было нужды появляться. Ты защитил ее.

- Блин, а что я должен был сделать?! - ханьо не выдержал и взорвался, зло меряя демона взглядом. - Позволить этой зверюге закусить ее кишочками? Она же только ребенок, черт возьми!

- Что же, по-твоему, произойдет, Инуяша, если в следующий раз меня не будет рядом? Тенсейга воскрешает лишь однажды. Если ты откажешься наставлять ее... мне не останется ничего, кроме как оставить ее у людей, - почти выплюнул он, словно сама идея этого была ему отвратительна.

Но Инуяша не обратил внимания, захваченный тем, что демон сказал перед этим.

Тенсейга воскрешает лишь однажды.

- Она уже умирала один раз, - медленно произнес он, сам не зная, почему этого его так беспокоит. Такая маленькая девочка... слишком нахрен невинная, слишком нахрен беззащитная. - Как это произошло?

Глаза Сещемару немного сузились, понимающая улыбка едва тронула кривую его губ.

- У тебя слабость к детям в беде, не так ли, Инуяша? Как постыдно, что ты не хочешь ей помочь, - сказал он бесцеремонно.

Инуяша недовольно глянул на него, но ничего не ответил. Почему он так настойчиво отказывается? Потому что Сещемару пытается им манипулировать, решил он. Но Сещемару так поступает, чтобы девочка осталась в живых, если его не окажется рядом, чтобы ее спасти. Если так посмотреть, его жестокий брат-козел делает что-то, что не полностью эгоистично. Сещемару его помощь нафиг не сдалась, а ребенку... Рин, ее зовут Рин, поправил он себя... очень даже пригодится. Он всегда может сказать старшему демону учить ее самому - и это будет его собственный выбор. Он знал, как защищаться. Как выживать... а демон, рожденный с такой силой и с таким статусом, что он знает о сражении, приз в котором - жизнь? И то, как он почти отсек Инуяше щеку - без малейшего усилия, явно говорило о том, что не такая уж это блестящая идея подпускать его к обучению Рин боевым искусствам. Она закончит как нарезанная ломтиками колбаса.

Инуяша колебался.

- Почему бы тебе не попросить Санго? Она девушка, она человек, и она может справиться с любым демоном, который перейдет ей дорогу. У нее получится намного лучше, чем у меня, - сказал он, все еще надеясь отвертеться.
Сещемару нахмурился.

- Рин не доверяет людям, - лаконично отказался он от альтернативы, и очи его странно блеснули. - И она привязалась к тебе по какой-то невообразимой для меня причине.

Инуяша кхекнул в явном возмущении от последнего комментария.

- Должно быть, моя неотразимая брутальная внешность, - фыркнул он. На самом деле, он почти уверен был, что сработала его похожесть на Сещемару, но будь он проклят, если скажет такое вслух.

Прежде чем демон успел высказать свое само собой разумеющееся фи, листья и кусты зашуршали, и маленькая девочка, одетая в подозрительно знакомую одежду, вывалилась из них на их тесную поляну.

- Вы здесь, Сещемару-сама?

- Эй, блин, это ж мое хаори? - выпалил Инуяша при ее появлении, и она завертела головой, высматривая его в темноте. - Как ты ухитрилась его найти?

- Инуяша! - крикнула Рин и подбежала к ним. - Сещемару-сама! Я услышала голоса, но не знала, что это вы были, поэтому спряталась, а потом услышала мое имя и... ОГО! Это рука Сещемару-сама?!

Спотыкаясь в волнении о подол инуяшиного хаори, она помчалась к руке и, наклонившись, подняла отрубленную конечность с видом человека, нашедшего нечто святое и чудесное, глаза ее благоговейно полыхали. Затем, что поразительно, она ее понюхала, отчего брови Инуяши поднялись чуть не до волос. Она хлопнула ресницами, глядя на него, и спросила:

- Это ты принес, Инуяша-сан?

- Просто Инуяша, - на автомате отозвался он. - И да, думаю, что я...

Слишком поздно он понял, что сперва надо было подумать, а потом признаваться, возможно, следовало даже откреститься от факта, потому что ребенок вдруг одарил его таким лучащимся взором, словно солнце светило у него из задницы.

Тут лицо ее изменилось, она слегка наморщилась и прижала руку Сещемару к груди, как будто это была ее любимая подушка.*

Взгляд в ее глазах был расстроенным, она пристально смотрела на него.

- Прости, что я побеспокоила тебя раньше, Инуяша. Пожалуйста, только не ненавидь меня! - неожиданно сказала она, ее детские черты выражали всеобъемлющую серьезную просьбу. - Ты мне правда нравишься! Я просто... Рин всегда всех тормозит, потому что вечно во что-то вляпывается... - она виновато поглядела на Сещемару и опустила голову. У Инуяши возникло ужасное чувство, что она сейчас снова заплачет, и внутренности заерзали у него в животе. Черт. Не может же он теперь выставить себя скотиной.

Но так просто он не сдастся.

- С этим мы разберемся, малявка, - утомленно сказал он, глазами посылая беззвучное сообщение Сещемару. Не думай, что ты победил.

Легкая улыбка изогнула губы Сещемару, глаза его смягчились в триумфе.

Но полудемон не закончил. Погладив Рин по голове, от чего она восхищенно вздохнула, он присел на корточки и взглянул в ее ликующие глаза.

- Я научу тебя всему, что сам знаю, - искренне сказал он. Он посмотрел на демона, лицезреющего их маленькую беседу, и продолжил: - Скоро тебе никто не будет нужен, чтобы тебя защищать. Кроме самой себя, конечно. Точно так же, как мне.

Увидеть, как прохладное удовлетворение в глазах Сещемару сменяется острым суженным взглядом просчитывания вариантов... это точно стоило пары минут перенесенного поражения!

Да, Инуяша мог показать ей все свои навыки, а его брату останется гадать, как на маленькой ясноглазой девочке отразится разочарованное, выцветшее мировоззрение полудемона. Будет ли она подозревать предательство в каждой улыбке, сомневаться в каждой протянутой руке помощи? Не уйдет ли она по своей воле, лишь повзрослев достаточно, чтобы заботиться о себе? Понравится ли это ее демоническому приемному отцу, холодному лорду, кто презирает всю ее расу, но вовсе не стесняется таскать ее с собой?

Вот вопросы, мрачно подумал Инуяша, на которые Сещемару сможет ответить спустя очень короткое время.

Он посеял эту неразбериху - и он же пожнет ее результаты.

*Кто-нибудь, пожаааалуйста, нарисуйте это, как иллюстрацию, так хочется подобное увидеть! ^______^

Комментарии
2012-08-06 в 00:10 

серафита
Декаданс всякий, рефлексия, мысли, бла-бла. А потом он решетку в тюрьму фоларийских богов выламывает.
Жалко, что перевод заброшен.

   

AnimeGo

главная